Возможности использования понятия «соединительная ткань» как отдельного органа в системе врт-брт

В.Н. Пастухов, Н.А. Пастухова
(МЦ «Формула здоровья», г. Екатеринбург, Россия)

Трудно переоценить значение состояния рыхлой соединительной ткани в развитии патологических процессов [1-6]. 
Описание механизма повреждения мезенхимы в патогенезе любых повреждений предложено Г.-Г. Рекевегом в теории гомотоксикоза [7]. 
В основе теории лежит представление о накоплении на первых этапах болезни токсических факторов в межклеточном пространстве – гуморальные фазы гомотоксикоза – что представляет собой начальные, обратимые фазы любого заболевания. Исходя из этого, получить возможность направленного воздействия на мезенхиму с целью выявления отягощающих факторов и дренирования представляется перспективным как с точки зрения общей детоксикации организма, так и в качестве этапа терапии. 
Если систему тканей внутренней среды, представляющую собой мезенхиму или рыхлую соединительную ткань принять за единый орган, то, используя схему патофизиологической оценки состояния по А.А.Овсепяну, можно оценить по стандартным параметрам в каком состоянии она находится и выявить основные системные отягощающие факторы. Используя имеющиеся в селекторе системы «ИМЕДИС» органопрепараты и комплексоны соединительной ткани (мезенхимы), которые были взяты как отдельный орган, мы провели исследование состояния соединительной ткани у плановых пациентов с хроническими патологиями. Получены первые результаты биорезонансной терапии, направленной на восстановление соединительной ткани.
  Проанализированы результаты исследований у 75 пациентов с хронической полинозологией в возрасте от 18 до 60 лет. Мужчины – 32 человека, женщины – 43. Из исследования были исключены больные с острыми инфекциями, новообразованиями, получающие химиотерапию и дети. Получены и проанализированы результаты биорезонансной терапии на первых этапах лечения. Группу сравнения составили 49 человек, обследованные спустя 2 – 3 недели после начала терапии.
Тестирование проводилось по стандартной схеме, принятой в МЦ «Формула здоровья», включающей в себя: оценку состояния метаболизма, вегетативной составляющей; наличия отягощений; состояния иммунной, эндокринной и лимфатической систем; наличия соединительнотканной недостаточности; психической нагрузки; дефицита микроэлементов, витаминов, ферментов, онкомаркеров.
Результаты исследования представлены в таблице 1.

            
Таблица1

Результаты тестирования состояния соединительной ткани

Основная группа N 75

Группа сравнения N 49

показатели

количество

%

количество

%

потенц. < 6

53

70,7

9

18,4

потенц. 10-15

-

-

8

16,3

потенц. 15-30

22

29,3

34

69,4

ката/кисл ˃3

73

97,3

12

24,5

ката/кисл<3

2

2,7

27

55,1

анаболизм

-

-

10

20,4

↓внс s

58

77,3

18

36,7

↓внс v

12

16,0

9

18,4

↑внс s

5

6,7

10

20,4

↑внс v

-

-

12

24,5

Intox I

26

34,7

12

24,5

Intox II

66

88,0

31

63,3

Intox III

20

26,7

8

16,3

лимф/с +

64

85,3

34

69,4

лимф/с -

6

8,0

1

2,0

стн -

21

28,0

14

28,6

↓ микроэлем

27

36,0

10

20,4

↓ эндокр

64

85,3

31

63,3

↑ эндокр

9

12,0

10

20,4

↓ иммунит

59

78,7

10

20,4

↓↑ иммунит

15

20,0

26

53,1

↓ферменты

62

82,7

29

59,2

предонко

13

17,3

3

6,1

пн 7,8 ст

71

94,7

22

44,9

Из представленных данных видно, что в большинстве случаев (70,7%) при первичном тестировании соединительная ткань определялась в низких потенциях с резким сдвигом метаболических реакций в сторону катаболизма с кислой средой (97,3%).  В изменениях вегетативного состояния преобладало истощение по симпатическому отделу (77,3%).  Токсические отягощения определялись в основном через intox II и представляли в массе своей отягощение токсическими металлами, что, возможно, объясняется депонированием их в коллоидных структурах соединительной ткани. Выявляемая через intox I инфекция обычно соответствовала диагносцированной инфекции по органам-мишеням или же была отражением миазмов Х. Шиммеля, определяемых через intox III. В целом, можно отметить увеличение частоты выявления отягощений металлами и миазмами. В подавляющем большинстве случаев (85,3%) мы встретились с загруженностью лимфатической системы (отеком) до 8 степени. В 28% случаев у лиц, преимущественно зрелого возраста, определялись признаки соединительно-тканной недостаточности. Дефицит микроэлементов был выявлен в 36% случаев, ферментов – в 82,7%. Недостаточность иммунной системы по всем звеньям – клеточный, гуморальный иммунитет и фагоцитоз – сопровождала 78,7% наблюдений. Эндокринная недостаточность 4-5 степени – 82,7%. В 13 случаях (17,3%) было выявлено и локализовано по органам предонкологическое состояние. Весьма любопытным оказалось присутствие психологической нагрузки (ПН) 7, 8 степеней, при отсутствии оной на фоне «прямого» тестирования. Сопоставление ПН с препаратами психосоцнагрузки «Medpharma» показало превалирование состояний «первичный страх» и «эмоциональная лабильность».
Проведение БРТ с назначением препарата в гранулах через 2-3 недели приводило к значительным сдвигам в состоянии соединительной ткани по всем параметрам, хотя и в разных темпах (табл. 1). Средние сроки лечения до исчезновения признаков загруженности мезенхимы составили 5 – 6 недель.

Обсуждение и выводы.
Понимание определения «соединительная ткань» в качестве самостоятельной структуры в системе органов и использование принципа построения патофизиологических цепочек для оценки состояния мезенхимы как органа, позволило получить дополнительную и весьма важную информацию как об общем состоянии пациентов, так и в плане оценки развития патогенеза конкретных заболеваний. 
Характер и выраженность метаболических, иммунных и эндокринных изменений, с учетом наличия хронической патологии у пациентов в представленной разработке, убедительно свидетельствуют в пользу теории гомотоксикоза. О том же свидетельствуют выраженная лимфатическая загруженность, нарушения электролитного баланса, дефицит ферментов. 
Дополнительно выявленные токсические отягощения (intox II, III) говорят о способности организма к депонированию и отграничению токсинов в соединительной ткани, что, являясь по своей сути реализацией функции защиты, может являться причиной торможения восстановительных процессов при лечении и стать причиной рецидива в последующем. То же значение имеет сохранение в организме миазмов. 
Выявляемый тканевой дефицит (соединительнотканная недостаточность) оказался присущ пациентам старших возрастных групп и больным с признаками истощения.
Обнаружение в 13 случаях предонокологических состояний у больных, находящихся на программной терапии, показало несовершенство применяющихся диагностических приемов и заставило существенно скорректировать направление терапии.
Наличие выраженной психологической нагрузки, неопределяемой при «прямом» тестировании, свидетельствует о глубинном негативном влиянии на уровне подсознания хронических токсических нагрузок.
Особо значение развернутого теста соединительной ткани проявилось при разрешении диагностических задач. Использование препаратов в качестве фильтра предварительно выявило три уровня диагностики. Первым можно считать тест-фильтр СТК (Шрайбмана) + Каустик D400 → органопрепарат. Поиск через этот фильтр приводит, как правило, к обнаружению наихудшего в морфологическом отношении органа. Следующим уровнем явилась минимальная патофизиологическая характеристика соединительной ткани (СТ + метаболизм + ВНС) с присоединением онко маркеров (ПРР, предонкосостояние), что позволяет выявить пораженный орган. Наконец, третьим уровнем можно считать использованием в качестве тест-фильтра полной патофизиологической цепочки состояния соединительной ткани. Этот фильтр приводит, как правило к органу, создающему наибольшие помехи для дренирования мезенхимы.
Таким образом, понимание достаточно широкого и, для многих, неопределенного термина «соединительная ткань» как отдельного органа в целостной системе организма, открывает исследователю ранее малодоступное пространство как и плане терапии, так и в диагностики. В данном сообщении нераскрытыми остались многие аспекты возможного использования описанного препарата: особенности реакции мезенхимы у детей, при онкологической патологии, при заболеваниях соединительной ткани и т.д. Дальнейшее и более глубокое изучение проблемы несет в себе перспективы приобретения эффективного средства диагностики и лечения.    

Литература:

1. Готовский Ю.В., Махонькина Л.Б., Сазонова И.М. Оптимизация диагностики и терапии путем оценки биологического возраста // III Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 1997 - С.64-84
2. Махонькина Л.Б., Сазонова И.М. Роль и место соединительной ткани (основной системы) в развитии патологии. Методологические основы диагностики и биорезонансной терапии  с учетом состояния соединительной ткани // III Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 1997 - С.84-114
3. М. Шрайбман Полная резонансная шкала соединительной ткани и ее диагностическое значение в системе "ИМЕДИС-ТЕСТ" // XIII Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 2007, т.1 - С.171-175
4. М. Шрайбман Тактика терапии в системе "ИМЕДИС-ТЕСТ" с учетом показателей резонансной шкалы соединительной ткани // XIV Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 2008, т.1 - С.76-79
5. Овсепян А.А., Мачанян А.С. Новые подходы к имитационному моделированию процессов диагностики и терапии // XV Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 2009, т.1 - С.124-139
6. Пастухов В.Н., Пастухова В.Н. О значении теста-указателя «блокады мезенхимы» // XVI Международная конференция "Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии" - М.: "ИМЕДИС", 2010, т.1 - С.145-151
7. Рекевег Г.-Г. «Гомеопатическая антигомотоксикология. Систематизированное практическое лекарствоведение», - М.: Гомеопатическая медицина, 2000. – 592 с.